Сунданг Моро

Одним из наиболее необычных и загадочных для европейцев видов холодного оружия является особый национальный кинжал, распространенный среди народов, населяющих Малайский архипелаг -Индонезию(за исключением Малуку и Айриан Джайя), Филиппины, Малайзию, Сингапур, Бруней Даруссалам и Таиланд. Этот кинжал известен под названием крис.

Он имеет асимметричную форму -одна часть обоюдоострого клинка несколько шире другой. Его формы поражают разнообразием: прямые, волнистые, комбинированные и листовидные. Размеры: от миниатюрных, длиной в ладонь и весом чуть более 100 граммов, до тяжелых, в килограмм весом боевых клинков, больше похожих на меч. Поверхность клинка часто имеет оригинальный узор, известный под названием «памор», и начинающийся у рукояти двойной глубокий дол. Ось рукояти наклонена под небольшим углом к оси клинка и имеет пистолетную форму или развитое навершие. Яванская и малайская традиции представляют крис оружием древних легендарных фигур: героев, царей, богов. Поэтому нет ничего удивительного в волшебных свойствах, которые присваивали этим клинкам.

Их наделяли способностью вылетать самостоятельно из ножен и поражать противника или греметь, предупреждая хозяина об опасности. Им можно было убить, проткнув след врага или просто нацелив на него острие. Если за крис брался маг, то из него начинала течь вода и вылетал рой ядовитых насекомых. В бою он мог передать свою силу и мощь владельцу, но мог также и активно вредить ему, насылая горе и смерть. Будучи размещен на центральной балке дома, крис отгонял не только злых духов, но и вполне материальных грабителей и воров. Считалось, что столь исключительную мощь в крис может вдохнуть только подлинный мастер. Поэтому кузнецу-оружейнику предписывалось молиться, медитировать и лишь затем, в определенный день, выбранный согласно астрологическому прогнозу и гороскопу будущего владельца, начинать отковывать клинок. Лучшие из них делались годами.

Говоря об этих кинжалах серьезно, нельзя обойти вниманием историю и культуру народа, который их создавал и использовал. Столь оригинальное и самобытное оружие не может быть понято, будучи вырванным из этнического и социального контекста. Очевидно, что даже беглый обзор разнообразных видов крисов народностей Юго-Восточной Азии в рамках небольшой статьи невозможен. Поэтому рассмотрим только один их вид – крисы народности Моро. Народность Моро насчитывает около 13 племен, большинство из которых исповедует ислам. Тремя основными племенами, составляющими его костяк, являются Магуинданао (Народ затопляемых равнин), Мара-нао (Народ Озер) и Тосуг (Народ морских течений). Архипелаг Сулу, остров Палаван, а также центральную и южную часть второго по величине острова Филиппин – Минданао, народность Моро считает своими примерно с XIII века. Именно в это время усилиями арабских торговцев, путешественников, суфиев и проповедников ислама эта религия укоренилась в южной части современных Филиппин. Моро наводили ужас на всю восточную часть индонезийского архипелага под именем малайских пиратов вплоть до начала XX века, снискав у испанцев звание «тихоокеанских воинов-амфибий».

Уже к XV веку на этих территориях образовалось несколько независимых рабовладельческих государств -султанатов и эмиратов. Им пришлось принять на себя первый удар европейского колониализма в 1521 году. Призывом к его началу послужила смерть известного португальского исследователя Фернандо Магеллана от рук мусульман острова Мактан. Он вел активную миссионерскую работу по обращению местного населения в католичество. Вскоре открытые им земли отошли испанцам. Для них крайне неприятным сюрпризом оказалась встреча на другом конце планеты с народом, воинственностью и религией удивительно напоминавшего их заклятых врагов мавров. Так, местные племена и получили созвучное маврам имя – Моро. Конкурентов на роль господствующей расы испанцы терпеть не собирались, поэтому разделили население архипелага на две группы: Индейцы (малайцы-язычники) и Моро (малайцы-мусульмане). Первая часть подлежала крещению, вторая вытеснению или уничтожению. Ожесточенная вооруженная борьба испанцев с Моро длилась более трех с половиной веков, до перехода, в 1898 году, архипелага в руки США. К этому времени Моро все еще сохраняли контроль над большинством островов Сулу и значительной частью Минданао. В начале XX века на ниве этой борьбы выделился небезызвестный капитан Джон Першинг, получивший звание бригадного генерала за то, что сравнял с землей несколько мятежных деревень-крепостей «cotto» со всеми их жителями. Независимость, обретенная Филиппинами после японской оккупации в 1946 году, лишь на короткий срок принесла мир. Уже в 1972 году, в результате экономических и религиозно-этнических противоречий, на острове Минданао вспыхнула настоящая партизанская война между экстремистскими группировками и правительственными войсками. Она закончилась в 1996 году, унеся более 120 тысяч жизней.
И сегодня обстановку на некоторых островах архипелага Сулу и острове Минданао спокойной не назовешь: исламские боевики, левацкие террористы, национальные и религиозные трения, политические кризисы, экономическая нестабильность, захват заложников, пиратство, низкий уровень жизни… Это одна из немногих стран мира, где в конце XX века от применения холодного оружияи и сельскохозяйственных инструментов в межэтнических стычках ежегодно погибает больше людей, чем в дорожно-транспортных происшествиях. Поэтому национальные филиппинские боевые искусства, такие как Эск-рима, Кали и Арнис, продолжают и сегодня оставаться здесь подлинным средством выживания. Хрупкий гражданский мир может быть в любой момент взорван многовековыми религиозно-этническими противоречиями и сепаратистскими исламскими группировками, деятельность которых все более отчетливо приобретает черты фундаментализма и экстремизма. Исламская группировка «Абу Сайяф» (Носитель меча) регулярно совершает террористические акты на Минданао. Хотя ее члены предпочитают автоматическое оружие и взрывчатые вещества, их символом остается сунданг – тяжелый боевой крис народности Моро. Как и в других культурных традициях Малайского архипелага, крис у Моро служит не только признаком высокого социального положения, но и своеобразным амулетом или талисманом. В отличие от других регионов, ношение криса в качестве детали национального костюма подвергалось постоянным преследованиям со стороны колониальной администрации и тем самым питало многовековое вооруженное противостояние мусульман и колонизаторов. Эта вражда со стороны большинства коренного населения Филиппин, принявшего католичество, привела к воспитанию целых поколений профессиональных воинов Моро, сделавших своей работой войну.
В последней четверти XIX века ее крайней формой стал своеобразный джихад воинов-смертников (mag-sabil) Моро на контролируемых испанцами островах Сулу, получивший у испанцев название Juraмentado. После короткого богослужения смертник чистил свой крис или баронг, перетягивал бинтами конечности для снижения потери крови, употреблял наркотические препараты-анаболики, облачался в белый халат и тюрбан, а затем с клинком наголо бросался в толпу христиан с криком «La ilaha il-la’l-lahu» (Нет Бога, кроме Аллаха), пытаясь унести как можно больше жизней католиков, не разбирая их пола и возраста, до тех пор, пока они не убивали его самого. Французский исследователь Монтано описал нападение одиннадцати rnag-sabil на испанский гарнизон города Тиангги. Juraмentado бросились на вооруженных солдат, не обращая внимания на град пуль. Они продолжали орудовать крисами, даже когда их подняли на штыках. Когда трупы убрали с улицы, оказалось, что потери испанцев составили более двух десятков ранеными и 15 человек убитыми: у одного из погибших голова была срезана как бритвой, а другой был просто разрублен пополам. Остановить движение Juraмentado удалось только американцам, а точнее их новым кольтам 45-го калибра, заменившим в ходе войны на Филиппинах револьвер 38-го калибра, который для этих целей был недостаточно эффективен. Так что принятие на вооружение автоматического пистолета кольт случилось во многом благодаря Моро.

Расцвет производства холодного оружия у Моро произошел в XIX – начале XX века. Испанское искусство владения клинками славилось по всей Европе, но Моро показали себя достойными противниками, снискав себе славу великих мастеров Юго-Восточной Азии во владении холодным оружием: тяжелыми тесаками баронгами, длинными прямыми клинками – кампиланами и королями клинкового оружия – крисами. Как оружие, крис был доступен далеко не каждому представителю Моро. Если комплект вооружения рядового бойца, как правило, был ограничен копьем, щитом и, реже, баронгом или иным коротким клинком, то воин с высоким социальным статусом имел, помимо щита и криса, еще и пластинчатый доспех из толстых кожаных или латунных пластин, прикрепленных к кольчуге или кожаной куртке. Голову защищал шлем, напоминающий формой испанские кирасы. Хотя чаще это были именно кирасы, взятые у неудачливых испанских солдат. Огнестрельное оружие и небольшие пушки были редкими и ценились очень высоко. К середине XIX века возросшие потребности Моро в клинковом оружии пришлось удовлетворять обширной группе ремесленников с ярко выраженной специализацией труда. Боевые крисы сунданги производились вплоть до 1930 года. Сегодня они наиболее ценны и любопытны с исторической и художественной точки зрения, в отличие от сувенирных изделий, массовое производство которых было налажено на Минданао в 50-70-х годах XX века. В сундангах Моро прослеживаются общие черты с крисами из других регионов. Это длинный прямой, волнистый или комбинированный клинок, расширяющийся к рукояти. Перед ним крепилась крестовина, подогнанная и смонтированная на клинке таким образом, что производила впечатление его неотъемлемой части. Такой плотный монтаж символизировал единство мужского и женского начала, причем в традиции Моро он еще и дополнительно скрепляется одной или двумя скобами. Они делались из серебра, свасы (низкопробного золота красноватого оттенка) или цветного металла и подчеркивали нераэделимость этой связи. Скобы не являлись дополнительными силовыми элементами, как это может показаться на первый взгляд. Утративший их сунданг, хотя и лишался какой-то части сакральной мощи, но ничуть не терял в боевой эффективности.
Крис народности Моро не оставляет сомнений – это не только предмет религиозного культа и символ высокого социального статуса, но и прочное, надежное, смертоносное оружие. Именно это является его отличительной чертой. Крисы остальных народностей Малайского архипелага сделаны, больше в расчете на колющую технику использования и внешнюю красоту, а их рукояти подчас начинают вращаться на хвостовике, даже при небольшом усилии. Сунданги не совсем приспособлены к проведению колющего удара, но ими удобно наносить мощные рубящие и режущие удары, которые они выдерживают без особого для себя ущерба. Этой цели подчинена и коническая форма рукояти, напоминающая европейскую, с развитым навершием, представляющим стилизованное изображение головы попугая какаду или лошадиное копыто. Сама рукоять дополнительно снабжалась плотной эргономичной обмоткой, иногда дополнительно усиливалась витой серебряной проволокой или кольцами, для надежного и удобного ее удержания при специфической работе круговыми «восьмерками». Рукоять рассчитывалась на удержание одной рукой, но некоторые мастера клинка могли сражаться сразу двумя сундангами. Рука на рукояти размещалась своеобразно: большой и указательный палец помещались на крестовину, со стороны выточки на клинке, напоминающей хобот слона {Kembang Kacang), в то время как другие пальцы плотно обхватывали рукоять. Наклон рукояти к Kembang Kacang обеспечивал мощный рубящий удар, на прямом движении «восьмерки» и эффективный режущий, при ударе наотмашь. Техника работы волнистым крисом, хотя и предоставляла дополнительные преимущества в бою его владельцу, но одновременно требовала особых навыков. Моряки, уцелевшие после абордажного боя с пиратами Моро, сообщали очудовищных, плохо заживающих ранах, нанесенных волнистыми клинками, и клялись, что по качеству и остроте он ничуть не уступает лучшему холодному оружию из Толедо и Дамаска.


Третьим, и главным отличием являются массово-габаритные характеристики этого оружия. До распространения криса среди всех слоев населения, принявших этот вид кинжала в качестве детали национального костюма, его боевое использование ограничивалось абордажным боем и личным оружием самообороны. Однако в традиции Моро клинок сунданг изрядно подрос и стал полноценным боевым оружием. Его средняя длина составила 500-750 мм, а отдельные экземпляры превысили метр. Поэтому за крисами Моро и укрепилось название мечей. На Малайском архипелаге классификация клинка отталкивается от антропометрических особенностей владельца: клинки меньше длины локтя считают ножами и кинжалами, больше – мечами. Такой клинок имел и определенные конструктивные особенности. В то время как кузнецы других народностей, в поисках новых, несущих смысловую нагрузку узоров на клинках криса, экспериментировали с разнообразными способами и видами кузнечной сварки, мастера Моро использовали дамасскую сталь только для упрочнения клинка. Он изготавливался пакетированием, по типу мечей скандинавских викингов, где центральный слой из качественной стали не только подвергался зонной закалке для улучшения свойств лезвия, но и дополнительно усиливался вязкими и прочными обкладками. Хвостовик клинка делался толстым и граненым: прочная посадка рукояти на растительных смолах практически исключала ее проворачивание и разбалтывание. Изготовление крисов Моро в последней четверти XIX века окончательно приобрело ярко выраженную специализацию. Иногда обкладки клинка делались с использованием методов многослойной кузнечной сварки, поэтому на сундангах встречается четкий, выделяемый травлением, узор. Далее клинку придавалась форма -прямая, волнистая или комбинированная (часть у рукояти волнистая, у острия – прямая). Волнистая форма с нечетным количеством изгибов отражала влияние индуизма и анимистического культа змеи – Нага, несмотря на мусульманский запрет на изображение людей и животных, эти формы были крайне популярны, благодаря активным контактам жителей этих островных государств. Прямой клинок ассоциировался с застывшей змеей, а волнистый – с движущейся. В количестве изгибов клинка наибольшей популярностью пользовались числа: 3 -символизирующее удачу, 9 – лидерство и прямодушие и 13 – силу и мощь, присущие воину. Откованный клинок передавался точильщику, который шабером убирал следы от ковки и выбирал парные долы. Затем клинок попадал к термисту, закалявшему только лезвийную часть меча, оставляя тело клинка вязким и прочным. Послеэтого за клинок брались слесари, выполнявшие подгонку крестовины к клинку и прорезавшие на них характерные детали. В первую очередь Kembang Kacang: стилизованное изображение головы слона, которое часто ассоциируют с индуистским божеством мудрости Ганешей, и особой формы зубцы на лезвийной части у основания клинка, переходящие на крестовину. После монтажа рукояти с навершием, характерной формы клинок скреплялся с крестовиной одной или двумя скобами. После окончательной полировки и заточки меч подвергали травлению с тем, чтобы поднять узор обкладок или затемнить его: клинок не должен легкомысленно бликовать, выдавая присутствие воина. Кроме того, в условиях влажного тропического климата это было далеко не лишним для предотвращения образования ржавчины. Естественно, что тонкая пленка окислов не могла долго сопротивляться неблагоприятным для стали климатическим условиям. Поэтому владелец еженедельно, в определенный день, слегка чистил крис и окуривал ладаном. Раз в год, в месяц Суро (у мусульман – Мухарам, весенний месяц, определяющий начало года) крис подвергался капитальной чистке, что имело статус своего рода обновления. Ритуал ежегодной чистки был сложен, торжественен и обставлен многочисленными церемониями. После очистки и легкого травления его умащивали ароматическими маслами для дополнительной защиты от влажности.


Ножны криса имели характерную Т-образную форму. Приборы для крепления на портупею или снаряжение не предусматривались: их просто заправляли за пояс. При этом верхняя часть, символизирующая популярную в малазийской мифологии «лунную лодку», препятствовала выпадению ножен с крисом. Ножны делали из двух половинок, которые скреплялись между собой лентами из ратанга. Для них использовались местные сорта твердой древесины (махагони, тик и другие). Для социальнои верхушки на ножны шли более редкие и дорогие материалы -свилеватая древесина с редким и красивым рисунком, слоновая кость, серебро и сваса. Эти же материалы могли использоваться для украшения рукояти самого сунданга, что нисколько не сказывалось на его эргономичности и боевых свойствах: сколь высок не был статус владельца, прежде всего это было оружие неустрашимого исламского воина -набожного, гордого, тщеславного и бесстрашного. Першинг писал в 1913 году: «Представителя Моро никогда нельзя было удивить или испугать силовым превосходством. Если он принимал решение драться, то меньше всего на это влияла численность противника. Запугать его было невозможно». Именно по этой причине в начале XX века, в годы войны между США и Филиппинами, американцы предпочитали не штурмовать укрепления Моро, а расстреливали их из пушек с безопасной дистанции. Это была простая и действенная тактика, так как регулярной артиллерии часто противостояло всего несколько старых дульнозарядных бронзовых орудий, отбитых у испанцев. Многочисленные устные предания повествуют, как воины Моро наводили ужас на американцев, нанося им в рукопашной схватке чудовищные раны сундангами, и даже разрубали их пополам вместе с винтовкой. Насколько это соответствовало действительности, сегодня выяснить сложно: крисами против пушек и пулеметов много не навоюешь, поэтому основные боевые действия закончились разгромом основных воинских формирований и укрепленных районов Моро к 1916 году. Отдельные племена и группировки продолжали сопротивление и партизанскую войну вплоть до середины 30-х годов, окончательно заменив трудоемкие в изготовлении сун-данги недорогими сельхоз-инструментами и огнестрельным оружием Но и сегодня крисы Моро продолжают символизировать непреклонную решимость и волю к победе настоящего воина.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.