Мечи острова Ниас

Холодное оружие Индонезии давно известно во всем мире. В первую очередь это относится к знаменитым традиционным кинжалам крисам с их характерными пламевидными клинками. Но это лишь один из многих типов оружия, бытовавших на более чем 13 тысячах островов Малайского архипелага. Ряд других, не менее интересных образцов незаслуженно обойден вниманием и специалистов, и коллекционеров, и среди них мечи телогу, изготавливавшиеся на острове Ниас. Вместе с тем они представляют несомненный интерес и поражают любого человека, впервые их увидевшего, своим необычным, экзотическим обликом.

Небольшой гористый остров Ниас расположен в Индийском океане примерное 120 км от западного побережья острова Суматра. Сами ниасцы называют его Тано нихо (Остров людей). Первые сведения об острове встречаются в записях арабских купцов IX-X веков. В них местные жители описывались как охотники за головами, сообщалось также, что они меняют рабов и кокосы на металлы. Как курьезный факт торговцы отмечали, что желтая медь ценится ниасцами наравне с золотом. В дальнейшем остров неоднократно посещали малайские, индийские и китайские мореходы. В течение трех столетий на Ниас совершали набеги с целью захвата рабов воины из Ачех, султаната на севере Суматры. Лишь установление в прибрежных районах власти голландской Ост-Индской компании, контролировавшей торговлю пряностями, и появление в конце XIX века постоянного форпоста голландцев частично приостановили как эти набеги, так и межплеменную вражду, распространенную на острове.
Постоянные военные конфликты, вспыхивавшие на Ниасе, определялись делением острова на более чем три десятка обособленных территорий, во главе каждой из которых стоял вождь тухенори. При этом постоянно находились причины для враждебных отношений с соседями. Власть вождя была наследственной, а в его окружение входили люди из благородных и уважаемых семей. Значительную часть населения составляли рядовые общинники, существовали и рабы, жизнь которых ценилась чрезвычайно низко.
В состав крупных территорий входил ряд деревень, также возглавлявшихся вождями балугу и старейшинами.
Вождь и в наши дни пользуется огромным авторитетом, ведь во многом его власть опирается на религиозные представления ниасцев, в основе которых лежат культ предков и поклонение духам. Духи умерших вождей тухенори и балугу считаются самыми сильными и могущественными, для них в деревнях устанавливаются огромные каменные платформы и сиденья-троны. Жители верят, что во время религиозных церемоний и праздников туда спускаются духи вождей, которые могут наблюдать и даже принимать участие в жизни общины.
Высокий статус вождя подчеркивался его костюмом и золотыми украшениями: тяжелым ожерельем из перевитых между собой проволочек -указанием на единство и неразрывную связь между всеми членами общины и большой серьгой в виде сдвоенной спирали в правом ухе -знаком вечности.
Особое внимание привлекает сложный головной убор, напоминающий по форме шлем с укрепленным на нем высоким древовидным навершием. Эта деталь символизировала древо жизни – источник всего сущего, ось мирозданья, соединяющую верхний и нижний миры. Церемониальный костюм вождя обязательно дополнялся оружием, в первую очередь богато украшенным мечом телогу, который крепился на поясе спереди на талии. Подобные мечи носили и другие представители благородного сословия. Телогу был знаком высокого статуса его владельца. Кроме того, меч считался магическим оружием, а сверхъестественную силу ему придавал амулет, крепившийся в верхней части ножен. Этот тип мечей не отличается значительными размерами, длина их в ножнах достигает в среднем 60-70 см. Как правило, клинок с односторонней или полуторной заточкой слегка изогнут и расширяется к концу. Обух обычно имеет небольшой изгиб в противоположную от лезвия сторону. Как мечи, так и кинжалы характеризуются довольно большим порогом (от2-3 см и больше), т.е. незаточенной частью клинка между лезвием и рукоятью.
Особого внимания заслуживают резные рукояти ниасских мечей, нередко представляющие собой настоящие шедевры миниатюрной скульптуры. Выполненные из дерева, циилиндрические и гранёные рукояти расширяются к навершию, которое имеет фигурную форму. Вид рукояти во многом зависит от места изготовления меча. Весь остров условно делится на три крупные историко-культурные территории: Северный, Центральный и Южный Ниас.
Особенно сложны и эффектны рукояти Южного Ниаса. Чаще всего они завершаются скульптурной головой дракона ласара. Это мифическое существо является синкретическим животным, соединившим в себе черты нескольких зверей и птиц. Изображение ласара, соединившего в себе мощные силы созидания и разрушения, наделялось функцией покровительства, оно защищало владельца оружия от злых духов и злокозненных воздействий.
Прекрасным примером традиционного оружия Южного Ниаса может служить меч из коллекции Государственного музея Востока в Москве, который был выполнен в конце XIX -начале XX века. Его рукоять изготовлена из темного тикового дерева и имеет в нижней части латунное кольцо с концентрическими бороздками. На довольно длинном стволе рукояти выделяются вертикальные ребра, между ними вырезаны дугообразные линии, имитирующие чешую змеи. Помимо чисто художественных целей, такая проработка поверхности имела и функциональное назначение -рельефные бороздки не давали скользить ладони руки. Навершие рукояти имеет вид наклоненной головы дракона с раскрытой пастью. Его верхняя и нижняя челюсти сильно изогнуты, во рту видны зубы и высунутый кончик языка. Саблевидные клыки выступают из челюстей, по своей форме напоминая нижние резцы кабана, что не является простым проявлением фантазии резчика. У жителей Ниаса свинья была основным жертвенным животным, которое отдавалось на заклание во время религиозных и светских церемоний. Вожди и люди благородного сословия устраивали для членов общины особые, так называемые престижные пиры оваса, при этом для приготовления угощения резалось большое количество свиней. Устроитель такого пира демонстрировал свою щедрость и богатство, что вызывало уважение соплеменников и позволяло ему занять более высокое положение в общине. После жертвоприношения или пира черепа свиней с резцами передавали жертвователю, который вывешивал их в своем доме на особой балке, и чем больше было их число, тем большим почетом и авторитетом пользовался хозяин дома. Таким образом, изображение кабаньих резцов на рукояти меча можно рассматривать как своеобразное указание на социальный статус его владельца.
Рукоять телогу из музейного собрания имеет еще одну интересную деталь – на голове дракона вырезана миниатюрная антропоморфная фигурка, как бы оседлавшая фантастического зверя. Человек плотно прижимается к дракону, двумя руками держась за выступающий полукруглый гребень на голове ласара. Такие персонажи довольно часто встречаются на мечах Южного Ниаса. По-видимому, это изображение духа -охранителя, магическая сила которого должна была оберегать воина и способствовать его непобедимости. В целом в рукоятях подобного типа, не смотря на замысловатость и даже изощренность резных деталей, изображенные образы легко «прочитываются».

Другую группу образуют южнониасские мечи с более стилизованными рукоятями. Они гладкие, лишены крупных рельефных деталей, голова ласара лишь намечена, а челюсти могут изображаться сомкнутыми, приобретая секироподобный силуэт. Еще более трудно угадать фигуру этого фантастического существа в рукоятях мечей Северного Ниаса. О драконе в них напоминает лишь V-образный конец рукояти. В середине этой детали иногда имеется отверстие, в которое вставляется длинный изогнутый металлический стержень, напоминающий язык змеи. Интересно отметить, что общий вид рукояти подобного типа близок по своим очертаниям скорее к раздвоенному древесному стволу с молодым побегом. Вероятно, это своеобразное напоминание о мировом древе, и данная синкретическая фигура (дерево-дракон) призвана была даровать владельцу оружия покровительство и защиту духов, кроме того, v-образное завершение рукояти напоминает такие же детали на головах культовых скульптур сираха Это изображения особой группы духов-покровителей, игравших важную роль во многих церемониях. Ниасцы верили, что они отпугивают злых духов и излечивают болезни, то есть обладают функцией оберега.

Иногда рукоятям северониасских мечей придается облик реальных животных, причем выполняются они довольно натуралистично. В Государственном музее Востока хранится меч с рукоятью из рога в виде головы тигра. Хищник изображен с приоткрытой пастью, на темной роговой поверхности выделяются белые штрихи усов, волосков из «бакенбардов» зверя. Круглые глаза сделаны из вставок светлой кости. Этот зверь считается у ниасцев самым храбрым и мудрым и ассоциируется с небесным миром. Когти, клыки, усы тигра являлись всесильными амулетами, мистическим образом передающими владельцу оберега все лучшие качества этого благородного зверя, а также обеспечивали ему неуязвимость. Как видно, мастера-оружейники придавали огромное значение всем деталям и вкладывали глубокий смысл в каждый мотив убранства рукояти. То же самое можно сказать о ножнах мечей. Довольно простые по форме, они выполнялись из двух соединенных деревянных дощечек, скрепленных для прочности металлическими кольцами и иногда полосками металла вдоль швов. Но совершенно необычный, экзотический вид им придает крупный амулет, расположенный в верхней части. Амулеты на мечах из северных районов имели вид свертка, в который клали кусочки священного дерева, раковины, клыки и когти тигра, фигурки духов предков, небольшие камешки. Последние были гладкие, округлой формы, подобные тем, в которые, по поверьям, сразу после смерти вселялась душа умершего. В соответствии с существовавшей на острове традицией, старший сын должен был вдохнуть в себя вместе с последним вздохом отца его душу, а затем выдохнуть, «Переселить» ее в такой камень, который подвешивался на шею специально изготовленной деревянной фигуры предка.
Магические предметы для амулета заворачивали в ткань или кожу и плотно привязывали к ножнам. Ниасцы верили, что они придают воинам неуязвимость. В южных районах оберегами служили миниатюрные фигурки предков. Судя по головным уборам и деталям одеяния, это изображения знаменитых вождей, первопредков, прародителей рода. Несколько таких скульптурок {до 10 штук) скрепляли друг с другом, так что они образовывали компактную группу шаровидных очертаний вокруг сплетенного из ротанга шара. Такой амулет должен был придавать дополнительную силу, а изображенные персонажи оказывать покровительство.
Вера в подобное мистическое воздействие амулетов была связана с широко распространенными в Юго-Восточной Азии представлениями об особой магической жизненной силе человека, концентрирующейся у него в голове. Именно с этими религиозными верованиями связан обычай охоты за головами, бытовавший на Ниасе вплоть до начала XX века. Когда воин срубал голову врага, к нему переходила его сила. Более того, эта магическая субстанция могла оказывать благотворное воздействие на окружающее ее пространство, перетекать в него. Поэтому добытые во время набегов головы обязательно доставлялись в деревню и сохранялись. А при возведении культового сооружения под его сваи клали тела убитых рабов. Ниасцы полагали, что юноша не может считаться взрослым, пока не добудет голову. Это было одним из последних испытаний в целой череде ритуалов, связанных с обрядами возмужания мальчика. Если он успешно проходил этот этап, то становился полноценным членом общины и получал право носить особое украшение из гладко отполированных дисков из скорлупы кокосового ореха. Диски нанизывали на латунную проволоку в виде плоского ожерелья, символизировавшего мировую змею. Воины из благородного сословия покрывали его золотыми листочками, как знак их высокого статуса. Это ожерелье было на острове общепризнанным символом успешной охоты за головами, возможно оттого, что круглые по форме бляшки ассоциировались с отрубленной головой. С этой же символикой связан самый распространенный на Южном Ниасе тип амулета телогу, основу которого составляет замысловато сплетенный из ротанга шар раго. По его окружности крепятся когти и клыки тигра, резцы кабана и других животных. Между ними иногда помещаются миниатюрные фигурки зверей, связанных с небесным и подземным мирами. Полый внутри шар, достигавший в диаметре 10-20 см, имел сверху маленькое отверстие и считался местом концентрации мощной защитной силы. Именно такой тип амулета прикреплен к ножнам меча из коллекции музея Востока. Он составлен из пожелтевших от времени клыков и зубов животных и вырезанных из кости шариков. Эти детали почти полностью скрывают плетеную основу раго, придавая амулету причудливый вид. Ножны меча скреплены девятью латунными кольцами, основание рукояти также оправлено в металл. Ножны могли опоясываться и жгутами из плетеного ротанга, но предпочтение всегда отдавалось металлу. Причем особое значение имел его цвет. Желтая латунь была излюбленным материалом, так как по цвету напоминает золото, а этот металл ассоциировался с солнцем, высшими небесными сферами.
Золоту же приписывали особую магическую силу, связь с богами и миром духов. Когда мастера работали с золотом, они должны были совершать ряд обрядов и следовать определенным правилам поведения, иначе им грозила смерть. Золото вызывало мистический страх, и готовое изделие нельзя было использовать, пока не будет совершен ритуал его очищения. Для освящения новых украшений – регалий власти, знаков высокого положения – вожди и члены общины устраивали особые пиры. В особо важных случаях украшение давали сначала поносить рабу или пленнику, после чего убивали его. Жизненная сила жертвы должна была нейтрализовать опасное воздействиезолота и усилить его благотворные качества.
Лишь вожди тухенори и очень богатые люди благородного сословий могли использовать золото в убранстве меча. Его заменителем стала латунь, которая также высоко ценилась и награждалась определенными магическими свойствами. Блестящие, близко расположенные друг к другу желтые кольца очень эффектно смотрелись на темном фоне деревянных ножен и придавали оружию нарядный вид.
В комплект вооружения ниасского воина наряду с мечом телогу входил нож или кинжал балату идэ идэ. Клинок кинжала обычно близок по форме мечу – он прямой, слегка расширяющийся к концу и с односторонней заточкой. А вот во внешнем виде ножен и рукоятей, особенно кинжалов Северного и Центрального Ниаса, можно проследить влияние художественных традиций других регионов Индонезии. Так, рукояти кинжалов нередко выполнялись из кости, что часто встречается в оружии Суматры и Явы. Гладкий ствол рукояти изогнут и заметно утолщается к концу, такая форма характерна для кинжалов ачехских воинов с севера Суматры. Они активно занимались работорговлей, совершали набеги на Ниас, а затем основали постоянные поселения на севере острова. Своеобразием отличаются и ножны кинжалов, они загибаются на конце, наподобие крюка, а в верхней части имеют довольно внушительную поперечину, напоминающую по очертаниям индонезийскую лодку прау Эта деталь не встречается в мечах телогу, но зато весьма типична для знаменитых яванских крисов. Деревянную основу ножен жители Ниаса любили скрывать под металлом, сплошь обматывая их плоскими полосками или проволокой из серебра, латуни или меди.
В облике южно ниасских кинжалов сохраняется верность местным традициям, зачастую они смотрятся уменьшенной копией телогу. Так, рукоять кинжала из собрания Государственного музея Востока повторяете деталях, хотя и в упрощенной форме, рукоять меча. Она имеет вид головы дракона ласара. Поверхность ее восьмигранного ствола проработана резными «чешуйками», пасть дракона открыта, видны зубы и длинные клыки. На нижней челюсти помещен декоративный мотив, напоминающий двойной спиралевидный побег. Возможно, он ассоциируется с ветвями мирового древа и является своеобразным залогом божественного покровительства.
Мечи и кинжалы для жителей Ниаса не только боевое, но и магическое оружие, обладающее таинственной силой и сверхъестественными возможностями. К сожалению, в XX веке произошли значительные изменения в традиционном образе жизни ниасцев, и мечи телогу практически перестали изготавливать.
Теперь эти великолепные образцы холодного оружия можно видеть в основном в музейных витринах. И посетители, отметив их необычный вид, проходят, не подозревая, что перед ними клинок удачливого охотника за головами или меч великого вождя, знак его высокого положения и магической власти.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.