Разящий меч АЛАН

Подобно скифам и сарматам, аланы – воины-кочевники эпохи поздней античности. Их натиску не могли противостоять ни греческая фаланга, ни римские легионы. Они оставили яркий след в истории. О несметных богатствах аланских князей свидетельствуют раскопки их погребений. Автору статьи выпала редкая удача – найти уникальные предметы парадного оружия алан у с. Брут в Северной Осетии.

Истоки алан следует искать в районе Средней Сырдарьи, куда на рубеже новой эры проникают ираноязычные кочевые племена (юечжи, усуни и др.). В военном отношении они представляли многочисленные, хорошо вооруженные элитные отряды. Л.Н. Гумилев назвал бы их «пассионариями». Разные группы кочевников объединила идея общего арийского происхождения. Этноним «агуапа» («ариец»), бывший в древности общим для всех ираноязычных народов, становится консолидирующим началом, причем не в привычной фонетической форме «агуапа», а в новой – «alana», то есть аланы. Сформировавшись как народ, часть алан в середине I века н.э. устремляется на запад и доходит до низовьев Дона и Северного Причерноморья. Античные авторы подчеркивают их исключительные воинские достоинства: суровый и воинственный нрав, храбрость и опытность в военном деле. «Они высоки ростом и красивы, с умеренно белокурыми волосами, они страшны сдержанно-грозным взглядом своих очей» – пишет об аланах Аммиан Марцеллин. Сам факт упоминания алан в исторических хрониках позволяет говорить о них как о серьезной политической силе. В 1-2 веках они совершают походы на Дунай, в Закавказье и Переднюю Азию. В 135 году н.э. аланы совершили поход в Каппадокию, где столкнулись с армией Флавия Арриана. Признанный римский военачальник и стратег, Арриан оставил замечательный труд «Диспозицию против алан», главный постулат которого сводится не к хвастливому призыву сокрушить противника молниеносной атакой, а к рекомендации выстоять, измотать в обороне и перейти в наступление. Но только если представится возможность! Римская армия должна была занять позицию, защищенную на флангах лучниками, размещенными на естественных возвышенностями, а центр надлежало удерживать всей пехотой, выстроенной в несколько эшелонов. Конница должна была поддерживать пехоту и охранять фланги. Чем вызвана столь небывалая осторожность римлян в предстоящем бою с варварами? Опытный военачальник Арриан опасался прежде всего атаки катафрактариев – тяжелой конницы алан, главной ударной силы их войска.

Вооружение катафрактариев имело свои особенности . Прежде всего, это наличие доспеха у всадника [а иногда и у коня), длинной пики (контоса), предназначенной для нанесения массированного удара с целью прорыва плотных масс пехоты; наличие длинного обоюдоострого меча для окончательного сокрушения противника в рукопашной схватке (о способе ношения этих м ечей м ы поговорим ниже) и привязанного к бедру короткого кинжала. «Они все подстрекают друг друга не допускать в битве метания стрел, а стремятся предупредить врага смелым натиском и вступить в рукопашную» – сообщает Тацит о катафрактариях. Как правило, катафрактарии атаковали в тесно сомкнутом строю, иногда клином, с целью прорыва, реже охвата противника. На вооружении у них была также тактика ложного отступления, провоцирующая фалангу или легион стронуться с места и нарушить строй. Если римский легион считается непревзойденным боевым порядком для пехоты, то ведение боя катафрактариями можно считать вершиной военного искусства античности для кавалерии. Успешные военные походы, доходы от караванной торговли позволили аланам сконцентрировать в своих руках огромные богатства. Об этом свидетельствуют многочисленные находки в княжеских курганах алан 1-2 веков н.э., раскопанные на территории от Волги до Причерноморья. Драгоценные вещи из них выполнены в так называемом «золото-бирюзовом зверином стиле», видимо, принесенном аланами с Востока. Для него характерно довольно реалистичное изображение животных и обилие цветных вставок (в основном из бирюзы), подчеркивающих отдельные части тела животного.

Одной из великолепнейших находок, выполненных в этом стиле, является набор вещей из аланского кургана у пос. Дачи (Азов). Кинжал из этого комплекса является не только оружием, но и произведением искусства. Рукоять кинжала (длина 15 см) имеет круглое навершие и брусковидное перекрестие. Клинок железный, обоюдоострый, линзовидный в сечении; его длина 23 см. Ножны кинжала деревянные с двумя парами лопастей, обтянуты кожей, окрашенной в красный цвет. Рукоять и лицевая обкладка ножен выполнены из золота и украшены горельефными изображениями животных. На навершии рукояти изображен верблюд, под ним сцена -орел терзает верблюда. Сцена «терзания» еще четыре раза повторяется в центральной части ножен. На лопастях и оконечности ножен изображены мифический хищник грифон и сцена борьбы орла с верблюдом (четыре изображения). В общей сложности на ножнах расположено 10 фигурок верблюдов, среди которых нет повторяющихся изображений голов. Изображение зверей у иранских народов связано с их представлениями о строении мироздания. Птицы были представителями высшей, небесной сферы, копытные населяли землю – срединный мир, а хищники – мир подземный, потусторонний. На кинжале изображены представители всех трех миров. При этом верблюд изображен и как жертва (в сцене терзания), и как хищник (в сцене борьбы с орлом). Он, видимо, выступает   в качестве связующего звена двух миров – земного и подземного.


Кинжал, как отмечалось, имеет две пары лопастей по бокам ножен. На тыльной (деревянной) стороне ножен – петли, через которые продевались кожаные ремни крепления; с их помощью кинжал привязывался к правому бедру воина. «Десница всегда готова наносить раны, вонзая нож, который всякий варвар носит на привязи у бедра» – писал Овидий. Подобный способ ношения кинжала существует с древности и доживает до раннего средневековья. Через алан этот тип оружия, но в парадном исполнении, попадаете степи юга России. Этот кинжал являлся не просто парадным оружием богатого воина, а скорее всего символом власти аланского князя. На это указывают изображения орлов, символизирующих княжескую, а может быть и царскую власть. Установив свое господство в степях между Волгой и Доном, аланы устремляются на Кавказ. Массовый приход алан в Центральное Предкавказье следует отнести к началу III века, что подтверждают результаты раскопок. На одной из находок следует остановиться подробно. В 1989 году, около села Брут (Северная Осетия),  был раскопан аланский курган, содержавший катакомбное погребение эпохи «Великого переселения народов», датируемое V век н.э.’). Погребальная камера ограблена в древности {скорее всего, в татаро-монгольское время, т.к. в грабительском лазе, ведущем в одну из катакомб, была найдена золотоордынекая керамика), но в кургане имелся тайник, в котором и было обнаружено скопление предметов, выполненных из золота и серебра.


Центральное место в скоплении занимает меч. Остальные предметы комплекса – кинжал, рукоять нагайки, распределители ремней, подвеска от меча, оголовье конской уздечки, пряжки и наконечники ремней -группировались вокруг него. И меч, и кинжал, и нагайка являются уникальными находками, не имеющими аналогов.
Меч, обоюдоострый, с золотыми обкладками ножен и рукояти, имел длину 115 см. Навершие и устье рукояти и окончание ножен меча украшены гранатовыми вставками. Особую яркость и красоту ножнам придает вертикальная пластина, сплошь по-крытая гранатовыми вставками. Под пластиной имеется прорезь, в которую продевался дополнительный нижний портупейный ремень, который одним концом крепился к поясу, другой – проходил через вертикальную пластину на мече и пристегивал его к поясу при помощи еще одного дополнительного ремня отходящего от пояса и имевшего на конце золотую пряжку. Судя по всему, меч имел вертикальную, левостороннюю подвеску . При таком способе ношения меч можно было свободно снимать и надевать, и он мог свободно скользить по портупейному ремню, занимая наиболее удобное для воина положение.

Непосредственное отношение к мечу имеет и каменная бусина (диаметр 3,5 см), лежавшая в верхней части ножен. Бусина выточена из мрамора и украшена золотым щитком, инкрустированным гранатами. На ее тыльной стороне имелась серебряная петля, в которую, видимо, и продевался портупейный ремень. Некоторые исследователи рассматривают эти бусины как навершия мечей. Но у нашего меча оно уже есть, поэтому бусина служила, скорее всего, как ограничитель движения меча на ремне. Придав мечу наиболее удобное положение, воин передвигал ее на портупейном ремне, ограничивая тем самым движение меча. Вероятно, этим бусинам приписывались еще и магические свойства.

Дату появления вертикальной системы ношения меча установить чрезвычайно трудно, поскольку большинство длинных мечей было найдено в погребениях без каких либо дополнительных предметов. Но можно констатировать, что на рубеже старой и новой эры она уже получила широкое распространение. Подтверждают это многочисленные находки нефритовых и халцедоновых скоб, через которые продевался портупейный ремень. Кроме того, вертикальную подвеску меча мы встречаем на многочисленных изображениях воинов на рельефах, скульптурах и росписях.В раннем средневековье на Востоке появляется тенденция к облегчению вооружения, что повлекло распространение системы наклонной подвески более легкого меча, а затем палаша и сабли. Однако вертикальный способ продолжает существовать. В Европе он был принят в течение всего средневековья, что обусловлено господством тяжелого вооружения. Кинжал был обнаружен справа от рукояти меча. Лицевая сторона ножен и рукояти кинжала были покрыты золотым листом, инкрустированным гранатовыми вставками; его длина около 32 см. В эти же ножны помещался и небольшой нож. Тыльная сторона ножен кинжала была покрыта тонким серебряным листом, у правого края которого имелись две небольшие серебряные петельки. В эти петельки продевались ремешки, необходимые для крепления кинжала к поясу. Рядом скинжалом были обнаружены и две пары одинаковых пряжек с наконечниками, благодаря которым кинжал пристегивался к поясу. Продетые в петли на ножнах ремешки оканчивались небольшими пряжками, в которые продевались дополнительные ремешки с наконечниками, спускающиеся с пояса. Таким образом, кинжал подвешивался горизонтально или наклонно с левой стороны. Данный способ ношения кинжалов получил широкое распространение, начиная с V века н.э. (придя на смену способу, когда кинжал привязывался к бедру), о чем свидетельствуют как отдельные археологические находки, так и изображения на росписях среднеазиатских памятников (Афрасиаба, Пенджикента, Дильберджина).

Наш же кинжал относится к наиболее ранним.Трудно ответить на вопрос: пристегивался ли кинжал и меч к одному и тому же поясу. И меч, и кинжал имели левостороннюю подвеску. Надевать их одновременно на один пояс было не удобно. Если кинжал и меч носились раздельно, то помимо пояса, к которому подвешивался меч, должен был существовать пояс и для кинжала. На такую возможность указывает пряжка и наконечник ремня, лежавшие на рукояти меча, и они были идентичны тем, которыми кинжал пристегивался к поясу. Единственное отличие – эта пряжка имела щиток с гранатовой вставкой. Все предметы сделаны из золота {или из тонкого золотого и серебряного листа, или из железа или серебра, обтянутого золотым листом) и инкрустированы гранатовыми вставками, образующими геометрический орнамент. Вещи этого стиля являются произведениями ювелирного искусства, называемого «полихромным стилем гуннской эпохи». Они встречаются на территории от Алтая до Испании. Для этого стиля характерны особенности, отличающие его от ювелирного искусства предшествующих эпох степей Евразии. Главным отличием, например, от скифского или «золото-бирюзового» ювелирного искусства, является почти полное отсутствие зооморфных мотивов и свободное расположение на предмете цветных вставок, никак с формой не связанных. Изменяется и цветовая гамма. Если в предшествующее время преобладали вставки бирюзового и голубого цвета, то теперь эффект многодетности достигается сочетанием золотого фона с красным цветом гранатовых вставок.
Весь набор предметов, найденных у села Брут, принадлежал представителю аланского воинского сословия высокого, по-видимому княжеского ранга. Во многих аланских курганах мы находим золотые и серебряные предметы, что указывает на изначальное богатство практически всех погребенных и на их высокий в среде кочевников социальный статус. К сожалению, все аланские курганы III-V веков разграблены.
В течение нескольких веков аланы участвовали во многих исторических событиях. Достаточно вспомнить две самые важные для позднего Рима битвы – при Адрианополе и на Каталаунских полях. В первой битве аланы нанесли Риму смертельную рану, разгромив лучшие римские легионы императора Валента. Во второй -отбили атаки отборной гвардии Атиллы и продлили таким образом жизнь дряхлеющего Рима. Следы их пребывания в Европе отмечены многочисленными топонимами: Алансон, Аланкорт, Аланвиль во Франции, Каталония (т.е. Гото-Алания) – в Испании и другие. Аланы, оставшиеся в Центральном Предкавказье, создали здесь государство Аланию, которое было наиболее сильным в регионе, вплоть до нашествия татаро-монголов.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.