ПОД СЕНЬЮ КАШТАНОВОГО ДЕРЕВА

История фирмы Heinr. Boker Baumwerk GmbH

3075719752_31a22037da_o
Большой каштан действительно существовал. Он стоял в XVII веке перед маленькой текстильной фабрикой семейства Бёкер в Ремшейде. Фабрика быстро развивалась и на сотню лет опережала ведущие предприятия в Германии. Можно проследить происхождение имени Бёкер и до наших дней — в Ремшейде все еще имеется фирма инструментов, носящая это имя.

Переход к производству ножей произошел в 1829 году, когда Герман и Роберт Бёкер решили за­няться изготовлением сабель. В пе­риод частых военных конфликтов это была перспективная отрасль экономики, и потому они имели успех. Уже через год в счетных кни­гах было зарегистрировано ежене­дельное производство 2000 (!) са­бель. Они изготавливались 64 куз­нецами точильщиками и значи­тельным числом других рабочих.

Постоянно возрастающий ас­сортимент режущих инструмен­тов и хорошие возможности для продажи их за границей подска­зали направления дальнейше­го развития. Члены семейства Бёкер устремились в дальние страны: Герман Бёкер эмигриро­вал в Нью-Йорк и основал там фирму Г. Бёкер & Co., а моло­дой Роберт уехал в Канаду, создал там свое предприятие, а потом (в 1865 году) и филиал в Мексике. Эта фирма и сегодня под именем «Каза Бёкер» является лидером на рынке. Только Генрих Бёкер, брат Германа и Роберта, не захотел уезжать далеко от Ремшейда. Он направился в городок Золинген, где тогда стремительно разви­валась немецкая ножевая индустрия. Вместе с известным специалистом по производству ножей Германом Хойзером он основал в 1869 году фирму Генрих Бёкер & Со. Постоянными ее клиента­ми стали представители своего же семейства: Бёкеры из Ремшейда и владельцы родственных фирм по ту сторону Атлантики, чьим зака­зам уделялось особое внимание.

При выходе на международный рынок нужно было иметь легко запоминающийся фирменный то­варный знак. У клиентов за океаном были проблемы с произно­шением немецкого имени Бёкер, да и неграмотность была еще ши­роко распространена не только в Южной Америке. Генрих выбрал изображение каштана — легко и везде узнаваемый символ. Но этот товарный знак принадлежал фир­ме Бёкер в Ремшейде, как и второй логотип – стрела. Все же семей­ные узы помогли найти решение: Бёкеры в Ремшейде оставили себе стрелу, а Генриху отдали каштан.

В 1925 году старинный каш­тан фамильный символ Бёкеров стал жертвой удара мол­нии. Дерево нельзя было спа­сти, однако талантливый худож­ник вырезал из его ствола ло­готип фирмы Генриха Бёкера Баумверк. Это художественное произведение и сейчас висит в офисе нынешнего владельца.

С самого начала США бы­ли самым важным рынком для Генриха Бёкера. Гораздо боль­ше, чем ножницы, бритвы и на­боры инструментов (все это про­изводила «Баумверк») пользова­лись спросом перочинные ножи из Золингена. Спрос рос быстрее, чем возможности доставки, так что американская ветвь семейства Бёкеров в Нью-Йорке начала самостоятельно производить перочинные ножи. Так как биз­нес оставался в семействе, амери­канские ножи Бёкеров также мог­ли носить известный знак дере­ва. Отныне на американском рын­ке имелись два ряда продукции Бёкеров – сделанные в США и сделанные в Золингене — оба с тем же самым фирменным товарным знаком, часто даже с идентичны­ми номенклатурными номерами. Только разная маркировка на лез­вии вносила ясность. На одних изделиях — «Бёкер США», на дру­гих — «Г. Бёкер Столовые приборы высокого качества Золинген».

В конце Второй мировой во­йны фабрика в Золингене была полностью разрушена. Ни один станок, инструмент, каталог или образец не пережили опустоши­тельного пожара. Немногие ори­гиналы тех времен, которые су­ществуют сегодня, пережили вой­ну в частных домах. На регистра­цию фирменного товарного знака для американского рынка был на­ложен арест согласно американ­скому закону как на вражескую собственность. К счастью, Джону Бёкеру младшему, потомку аме­риканской ветви семейства в Нью-Иорке, снова удалось зарегистри­ровать его. Таким образом, он слу­жил для дальнейшего распространения американских и немецких продуктов Бёкеров в США.

Одновременно в Золингене было восстановлено здание фа­брики и налажено производство. Те из бывших сотрудников, кто пережил войну, возвращались и помогали возрождению фирмы. Снова начали поступать заказы от двоюродных братьев из США.

Поклонники продукции Бёкеров в Америке ждали возоб­новления производства перочинных ножей из Золингена. Ножи для дома все больше вытеснялись перочинными. Производство бритв после войны не пришлось даже возобновлять. Золотая эра «города лезвий» миновала, и то­тальная зависимость от экспорт­ной фирмы ощущалась Бёкером болезненно.

В начале 1960-х годов компа­ния Бёкер в США была прода­на, и ее владельцем, в конце кон­цов, стала фирма по производству ножниц «Висе и Сыновья». Висе сохранил производство ножей Бёккер в Америке и продавал их вместе с изделиями из Золингена, но бёкеровские ножницы, конку­рировавшие с продукцией Висе, исчезли с американского рынка. Связь с компанией Висе не бы­ла для Бёккера очень успешной.

Количество продаж в США по­стоянно снижалось. В памятном письме (которое хранится сегод­ня в архиве Бёкера) руководство фирмы Висе в 1976 году рекомен­довало фирме Бёкер, чтобы она отказалась от бизнеса, продала компании «Висе» машины и ин­струменты. То, что выглядит се­годня скорее забавным, было тогда горькими слезами.

Но судьба распорядилась иначе. В игру вступил Эрнст-Вильгельм Феликс-Далихов – сегодняшний владелец фирмы «Генрих Бёкер Баумверк». Феликс-Далихов все­рьез занялся производством пе­рочинных ножей и получал боль­шой заказ из Бельгии. Для опыт­ных специалистов это не было проблемой и предложение было принято. В то же время малень­кая фирма Августа Мюллера по­лучила заказ начать выпуск пе­рочинного ножа для американ­ской фирмы Браунинг. Однако речь шла о заказе нескольких тысяч ножей, который был слишком велик для 12 сотрудников. В этой ситуации обе фирмы — «Август Мюллер и Сыновья» и «Генрих Бёкер Баумверк» – организовали то, что называют сегодня коопе­рацией. У Бёкера было ноу-хау и производственные мощности, а Август Мюллер имел выгодный заказ. Бывший вла­делец Бёкера Ульрих Менненех и Эрнст-Вильгельм Феликс-Далихов стали партнерами.

По иронии судьбы закончила своё существова­ние не фирма Бёкер, а фирма «Висе». Ее переку­пил в США концерн «Купер Индастрис», что было на руку фирме Бёкер. Купер сотрудничал с Бёкер и вернул имени Золинген его первоначальную зна­чимость. В Золингене модернизировался процесс изготовления и расширялся ассортимент продук­ции. Наряду с обыкновенными черными пласт­массовыми ручками Бёкер стал использовать прекрасные рукояти из кости и ценных пород дерева.

Ассортимент рос, и теперь Бёкер стремился утвердиться на немецком рынке. В 1979 году первая серия из 300 перочинных ножей с Дамасским лезвием появилась в сотрудничестве с кузнецом из Дамаска Манфредом Захзе. Необычная серия бы­ла распродана в короткое время и оживила рынок коллекционеров. Важную роль в успехе фирменно­го знака Бёкера сыграл дизайн Ульриха Лука, кото­рый выполнил для Бёкера много проектов.

Эрнст-Вильгельм Феликс-Далихов, занимав­шийся развитием бизнеса, вступил во владение большинством родственных фирм в 1980 году, а к 1990 году приобрел и все остальные. Он делал ак­цент на инновации и новых материалах и концен­трировался на изготовлении перочинного ножа: «Я видел в этом наш шанс, так как перочинный нож производить гораздо труднее, чем, например, кухонный. Это было слишком сложно для крупных фирм в Золингене.

В то время он познакомился с Дитмаром Полем, молодым любителем ножей, у которого было мно­го интересных идей. Феликс-Далихов предложил Дитмару Полю обратить свое хобби в профессию. Результатом стала, в том числе модель Спидлок, складной нож с революционным дизайном, ко­торый был впервые представлен в 1996 году. У Феликса-Далихова была идея устанавливать но­вый механизм предварительного завода со спи­ральной пружиной в машинную литейную форму, как это уже делала компания «Бенчмэйд». Дитмар Поль спроектировал для механизма футуристиче­ский, но вполне практичный корпус. Спидлок очень отличался от типичных для Золингена складных ножей с листовой рессорой и расцепляющим рычагом и принес Бёкеру потря­сающий успех. Дальнейшими событиями было объединение с американскими изготовителями ножей Бадом Нили, Михаэлем Уолкером и Вальтером Брендом.

В то время, как другие предприятия Золингена о Кастом-Найф-Сцене ничего не хотели знать, Бёкер искал контакты и извлекал из этого пользу. «Для нас высокие требования к качеству изготовления были вызовом», вспоминает Феликс-Далихов.

С 1998 года Бёкер имеет более 100 сотрудников на ультрасовременном новом предприятии на старом месте посреди Золингена. Новая фабрика занима­ет 4500 м^ плошади и отвечает самым современным экологическим нормам. Дождевая вода, которая со­бирается на большой плоской крыше, сохраняется в цистерне и используется как техническая, все отхо­ды производства фильтруются, сушатся и утилизи­руются. Мощная вентиляционная установка обеспе­чивает для всего комплекса чистый воздух. Хорошие деловые отношения с «Купер-Концерн» позволили Бёкеру выкупить уже в 1986 году право на товарный знак для Америки «по дружеской цене», как рас­сказывает Э-В Феликс-Далихов. Купер отказался в 1983 году от производства ножей. Это открыло путь для собственного филиала Бёкера. В июле 1986 го­да «Бёкер США Инк.» появился в Денвере, штат Колорадо. До сегодняшнего дня Чак Хоффманн занимает там должность директора.

Производство было организовано и в Аргентине. Фирма Бёкер продолжила традиции новаторской работы семейства, заложенные в XIX и XX веках, сделав широко известными в Северной Америке и Южной Америке оба фирменных товарных зна­ка – «Трибрэнд» и «Арболито». В 1983 году вме­сте с Риккардо Сальцманном, владельцем охот­ничьей фирмы, была основана компания «Бёкер Арболито S.A.* Там преимущественно произво­дятся ножи для домашнего хозяйства и профес­сиональные ножи. В период экономического кри­зиса в Аргентине возросло производство ножей для Европы и Северной Америки. После того, как предложение индийского оленьего рога на миро­ном рынке почти прекратилось, производители но­жей в отчаянии ищут подходящий материал, Бёкер оказался в очень выгодном положении – в Южной Америке оленей имеется еще вполне достаточно…

Э-В. Феликс-Далихов: «Мы хотим использовать возможности распространения, которые мы создали. М ы будем делать ставки на собственную продукцию и высокое качество. Мы не хотим уступать в конкурент­ной борьбе и в области цен. Я вижу нож Бёкера как высококачественный фирменный продукт, который имеет для покупателей большую ценность, чем какой-либо другой бренд. Нож Бёкера – это часть коллек­ции, а не просто обычной нож для использования».

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.