Магический серп острова Ява

С древнейших времен по всему миру известна практика использования сельскохозяйственных инструментов в качестве оружия. Это объяснялось целым комплексом причин – от недоступности рядовому обывателю современных на то время видов вооружения до развитых навыков сельского населения в применении инвентаря и инструмента определенного типа. Топоры, мачете, косы и вилы в силу определенных исторических реалий часто меняли бытовую ориентацию и после незначительных переделок выступали в роли недорогого оружия простолюдинов.

Так, японский национальный серп кама получил широкую известность именно в качестве оружия мастеров традиционных боевых искусств. Дальнейшая эволюция такого орудия труда иногда превращала его в специфические формы полноценного оружия, как это случилось с хопешем – древним серпом, превратившимся за несколько тысяч лет до нашей эры в меч, дизайн которого был перенят древними египтянами у ханаанцев во времена Нового Царства.

История порой выделывает удивительные финты, и со временем оружие, с древним прототипом которого работал крестьянин или ремесленник, становилось символом власти знати и даже небожителя, как это произошло с топориком в минойской культуре или молотом скандинавского бога Тора. Использование изображений инструментов и оружия в официальной государственной символике и геральдике также обшеизеизвестно.
Достаточно вспомнить серп и молот, более семидесяти лет осенявшие одну шестую часть суши. Иногда эти, казалось бы, взаимоисключающие функции инструмента – оружия и символа власти -причудливо переплетались, образуя новые удивительные формы предметов, практически не поддающихся простой и понятной современному человеку классификации.

Современный яванский серп.Так он убирается в ножны

Один из них существует на острове Ява, а точнее – в его западной части, населенной сундами, которые наряду с яванцами и мадурцами составляют наиболее крупные этнические группы этого острова. Сунды называют этот нож куджанг, а жители восточной Явы – куди. Появление куджанга окутывает пелена легенд, тайн и загадок. Считается, что в его форме заключена магическая сила, а он сам служит для мистических обрядов. Его форма имеет корни в философии древних сунданцев и во многом обусловлена мотивами буддизма и индуизма, которые к концу первого тысячелетия н.э. впитали в себя местные магические обряды и культ предков. Даже неспециалисту видно, что это скорее некий талисман и обьект культа, нежели оружие. Тем не менее в последние годы ряд таких мастеров традиционного боевого искусства силат, как Пак Херман и Абу Рита, пытаются возродить давно утраченную технику боевого применения этого «магического серпа». Современный интерес к древним традициям заставил жителей Явы вновь обратить внимание на это странный нож. Несомненно, что «первопредок» куджанга имел вполне хозяйственно-бытовое назначение. Его далеким прародителем является особая разновидность ручного серпа. По оценкам археологов, такой инструмент существовал на Яве в период между IV иVII веками н.э. Основной социальной и производственной ячейкой раннесредневекового яванского общества являлась традиционная сельская земледельческая община вануа, в которой этот инструмент имел широчайшее распространение. Нет ничего удивительного в том, что со временем на его основе было создано и холодное оружие. Вообще, в Юго-Восточной Азии существует огромное количество подобных боевых и церемониальных вариаций на тему боевого серпа, в терминологии которых путаются даже их исследователи и коллекционеры: арит, целурит, паранг паттани, паранг джинак и др. Его современные версии в большей или меньшей степени отличаются от древних образцов, созданных легендарными мастерами древности – Мпу Виндусарпо, Мпу Рамаяди и Мпу Меркукундо, – изделия которых являются украшением музеев древностей Явы.
Только между IX и XII веком клинки начали обретать более современные очертания. Наиболее значимое изменение в форме куджанга относится к 1170 году. Впервые он был принят в качестве амулета и талисмана знатью древнего королевства Пад-жаджаран Макукухан во времена правления Прабху (санскритский титул монарха) Кудо Лалеана. Легенда гласит, что как-то во время царской медитации ему было велено свыше переделать форму куджанга в соответствии с формой острова Джава Двипа, как тогда называлась Ява. Немедленно пред очи махараджа был вызван мастер – Мпу Винду Супо, которому был отдан приказ сделать клинок ножа согласно высочайшему описанию. Мастер, по возвращении с аудиенции, сам немедленно принялся медитировать, после чего приступил к созданию прототипа куджанга. Его основными особенностями стала форма в виде острова Ява и три отверстия или выточки на обухе клинка. У такой оригинальной формы имелась весьма конкретная общественно-политическая подоплека. Дело в том, что монарх государства Паджаджаран уже давно лелеял честолюбивые планы объединения разрозненных королевств Явы под своим чутким руководством. Три отверстия или выточки на обухе должны были представлять Тримурти, или три ипостаси божественной главы в индуизме, активным поборником которой был Прабху Кудо Лалеана. Эти три ипостаси – Брахма, Вишну и Шива. Кроме того, эти три отверстия символизировали и тогдашнее политическое устройство Явы, состоявшей из трех крупнейших царств – Пенггинг Виварадья, расположенного на востоке, Камбанг Путих, находящегося на северо-востоке и самого королевства Паджаджаран Макукухан, занимающего западную часть острова. С тех самых пор куджанг и стал церемониальным оружием знати, необычным в своем дизайне, соединяющим в себе мистические таинства и философские начала.
Столетия спустя люди связывают его с давно исчезнувшим королевством Паджаджаран Макукухан. Усиление исламского султаната на полуострове Малакка и проникновение мусульманства в северные районы Явы привело к тому, что к концу XVIвека большинство индонезийских правителей относились уже к приверженцам ислама.

Куджанг-традиционный серп острова Ява

Заинтересованность главы региона Пасундан, Прабху Киана Сантанга, в обращении всего населения Явы в ислам выразилась в дальнейшем изменении формы куджанга. Зная, что форма куджанга связана с философией и религиозными догмами индуизма, проповедники ислама, имамы и учителя постарались обратить этот символ на благо ислама, переработав его основную доктрину для пропаганды основ своего вероучения.
В первую очередь, была изменена форма клинка, которому стали придавать очертания, близкие к написанию арабской буквы «син». Это первая буква вступительной суры «Аль Фатихе» корана, которая вобрала в себя все основные концепции мусульманского богословия. Цитируя эту суру, верующий подчеркивал неразрывную связь с исламом. Для придания большего сходства с этой буквой, кузнецы искусственно удлиняли ту часть клинка, которая соответствовала провинции Пасундан – восточной провинции Явы. Таким образом новая форма куджанга хотя и перестала отражать географичексие реалии, но зато зримо напоминала его владельцу о преданности исламу и послушании его учению. Три отверстия, посвященные Тримурти, были заменены пятью отверстиями или выточками на обухе, призванными напоминать о пяти столпах ислама – «хамсат аркан альислам», – перечне краеугольных понятий и установлений, исполнение которых вменяется в обязанность каждому правоверному: публичное вероисповедание, пять ежедневных молитв, пост в Рамадан, раздача милостыни и паломничество в Мекку. Таким образом на куджангах появились мотивы, отражающие взаимное влияние основных двух стилей, созданных Прабху Кудо Лалеаном и Прабху Киан Сантангом. Тем не менее формы этого символического серпа отличаются чрезвычайным разнообразием, а количество отверстий может быть не только три и пять, но два, четыре и семь. Размеры варьируются от длины локтя до длины ладони. С оккультной точки зрения, так же как и крис, используемый индо-малайскими народностями, куджанг наделялся магической силой и особым духом предков, имевшем возможность защищать владельца от неприятностей.

Благодаря этим охранительным функциям куджанга многие почитают его в качестве священного объекта и сегодня. В наше время куджанги часто используются яванцами для украшения дома, т.к. считается, что они приносят удачу, славу, здоровье. Как правило, они располагаются вертикально, попарно, на почетном месте, лезвиями друг другу навстречу. Различают мужские и женские куджанги: мужские разновидности имеют более выраженное острие клинка. Категорически запрещается фотографироваться, стоя между двумя ножами, – нарушивший запрет непременно скончается в течение года. В отделке широко используются цветные металлы, клинок, как правило, выполняется из узорчатой сварной стали.
Немусульманские конфессии также чтят этот яванский символ, по-своему трактуя его детали. Буддисты в пяти отверстиях видят пять основных заповедей буддизма (панчашила): не убей, не бери чужого, не лги, не пьянствуй, не прелюбодействуй. Государственная философия Индонезии -Панчашила (Панчасила) – также состоит из пяти основных принципов: вера в единого Бога, в единство Индонезии, в гуманность, демократию и совершенную справедливость. Так что в разнообразии форм и в трактовке символики яванского серпа как нельзя лучше отражен девиз Индонезии: «Bhinneka tunggal ika» – «Единство в многообразии».

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.