Клинки Мьянмы

…Когда-то на земле случился страшный потоп. Погибло все живое. Лишь одной молодой супружеской паре, забравшейся вовремя на высокое дерево, удалось спастись. Вскоре женщина забеременела и родила, но не обыкновенного ребенка, а большую тыкву. Услышав внутри нее странный шум и звон, супруги начали осторожно разрезать тыкву остро наточеным ножом. И каково же было их удивление, когда оттуда вдруг стали выскакивать вооруженные люди, грозно размахивая мечами, ножами, копьями. Потом они разбежались и поселись в разных уголках земли. Это были очень воинственные племена, так как при «рождении» их оружие не раз скрещивалось с лезвием ножа, которым разрезали тыкву…

Так рассказывает о появлении на земле людей мифическое предание племени нага, одного из многочисленных народов Мьянмы (до 1989 года именовавшейся на наших картах Бирмой), крупнейшего государства на Индокитайском полуострове. Холодное оружие этого региона не так хорошо известно, как ближневосточное или японское. Но о том, что оно появилось в глубокой древности, свидетельствуют не только мифы, но й археологические находки бронзовых изделий, которые датируются III тыс. до нашей эры. По мнению американского исследователя В. Сольхейма, Юго-Восточная Азия является древнейшим очагом бронзовой культуры и не исключено, что бронза была изобретена именно здесь. Металлические сплавы, в том числе и сталь, начали использовать для ковки оружия значительно позже, лишь с начала нашей эры. Основные виды холодного оружия сложились у народов Мьянмы в эпоху существования раннесредневековых государств и благодаря устойчивости традиций сохранились практически неизменными до сегодняшних дней.

Речь пойдет о колюще-рубящем оружии, образцы которого мы будем условно называть «мечами». Наиболее точно такому виду оружия, как меч, по европейской классификации соответствует мьянманский двухлезвийный меч таильв, рассматриваемый главным образом как официальное парадное оружие. Широко распространенные у народов Мьянмы мечи с однолезвийной заточкой обозначаются общепринятым термином «да».
Короткие да с тупым концом обычно используются в быту как рабочие ножи или мачете. Длинные мечи, получившие название дахей, классифицируются как боевое оружие. Клинки таких двуручных мечей достигают длины 45-50 см. Вместе с тем существует много разновидностей да, и порой трудно провести четкую грань между оружием бытового назначения и боевыми мечами.

У таких народов, как нага, кхамти, сингфо и ряда других горных племен Северной Мьянмы, отличающихся архаическими обычаями, меч является атрибутом национального мужского костюма. И сейчас редко можно встретить мужчин без да, висящего на ремне в ножнах у правого бедpa. Такой меч является не просто личным оружием воина племени, но нередко представляет собой семейную и родовую реликвию. В деревнях он часто вывешивается у входа в дом, на веранде, вместе с другими символическими предметами, например, знаками солнца и луны. Да олицетворяет воинскую доблесть и социальный статус члена племени, поэтому большое значение придается украшению прибора ножен и рукояти меча. До недавнего времени у племен нага был обычай прикреплять к эфесу оружия пучки волос с голов убитых врагов или перья и козий мех, окрашенный в красный цвет, символизирующий кровь поверженного противника.
Приемы владения боевыми мечами разрабатывались в Мьянме веками. Мальчиков начинали обучать приемам владения оружием с раннего возраста. В фольклоре некоторых народов существуют особые «песни меча», которые отцы поют своим сыновьям. Известны и танцы с мечами. Качины называют их «игрой на мечах» и хранят секреты танцевального и боевого мастерства в строжайшей тайне, обучая ему юношей в густых джунглях, вдали от селений.

Меч вручался юноше во время обряда инициации, когда тот достигал совершеннолетия и становился полноправным членом общины. Это оружие сопровождало мужчину всю жизнь и становилось важнейшим предметом похоронного обряда. Его клали вместе с умершим человеком в могилу, проводя при этом особую церемонию «освобождения духа» меча. Клинок был самой священной частью да, ибо считалось, что в нем обитает дух предка – охранителя рода и владельца оружия. Подобно индонезийским кинжалам крисам, мьянманский да наделялся особой магической силой, способной предотвращать различные опасности. Изготовление оружия сопровождалось специальными ритуалами и жертвоприношениями. Во время ковки мечей часто воскурялись благовония, читались молитвы. Сам технологический процесс не отличался большой сложностью, однако то искусство, с каким кузнецы управлялись одним-двумя молотами, используя нередко лишь простой камень в качестве наковальни, вызывало благоговейное восхищение. Клинки мечей после ковки натирались пахучими маслами, травами, иногда ядами, для усиления их боевых и магических свойств. Видимо, поэтому кузнецам и присутствующим при этом процессе местным брахманам приписывалась способность определять качество клинка даже по его запаху.

Кузнецы-оружейники пользовались большим уважением и почитанием. Одна из легенд рассказывает о великом кузнеце по имени Нге Тинде, который жил в древнем государстве Тагаунг, процветавшем в долине реки Иравади в 4-6 веках нашей эры. Он происходил из семьи прославленных кузнецов, и его отец считался непревзойденным мастером среди всех ремесленников страны. Но искусство сына затмило славу отца. Уже в молодости Нге Тинде приобрел известность благодаря своей необыкновенной силе и импозантной внешности, за что его прозвали Красавчиком. В кузнечном деле ему не было равных. Орудовал он обычно огромными молотами, и тот, который он держал в правой руке, весил 50 бейта (81, б кг), а в левой – 25. Когда Нге Тинде работал в кузнице, ударяя молотами по наковальне, все вокруг дрожало, а порой, как говорит легенда, случались землетрясения.

В буддизме меч олицетворяет силу Дхаммы – Закона Будды. Он входит в набор из «восьми буддийских драгоценностей» и обычно называется мечом «разящей мудрости», поскольку рассекает тьму невежества, развеивает все сомнения и колебания, отрезает все пути к наслаждениям мирской жизни. Эти представления образно отражены в легендарном эпизоде обрезания принцем Сиддхартхой, будущим Буддой, своих волос мечом после того, как он тайно покинул дворец. Решив стать странствующим монахом-отшельником, чтобы найти путь избавления человечества от страданий, принц уходит в лес и обменивается одеждой с повстречавшимся ему одетым в лохмотья нищим. Затем, сев под дерево, он отрезает мечом свои длинные волосы, которые, как говорит предание, были подхвачены богом Таджамином и помещены в небесную ступу Суламани.
В сцене обрезания Буддой волос, которая стала канонической в культовой скульптуре и живописи Мьянмы, Сиддхартха изображается держащим в согнутой правой руке над головой длинный обоюдоострый меч с явно обозначенным ребром жесткости и довольно массивной рукоятью. Именно такой тип меча, называемый танлье, получил в Мьянме статус священного, королевского. Он непременно фигурирует в перечнях государственных и королевских регалий. Танлье нередко является атрибутом божественных персонажей, фигуры которых украшают деревянный декор храмовых и дворцовых строений, миниатюры манускриптов. Танлье бывают длинными и короткими, и в последнем случае выглядят, как кинжалы. Такими они изображаются в позднесредневековых и современных вышивках – сильно стилизованными, с короткими, ромбовидной формы, клинками. На миниатюрах иллюстрированных рукописей парабай, распространенных с 19 века, которые пишутся на бумаге и складываются наподобие гармошки, можно видеть целые вереницы офицеров королевской армии с мечами. Причем держат оружие они весьма своеобразно, положив на плечи за спиной. В такой манере ношения прослеживается связь и с древними традициями, и с хорошо известной иконографией Будды, обрезающего волосы. Однако несут офицеры не танлье, а длинные мечи дахей в богато орнаментированных ножнах. Длина дахей может достигать ста и более сантиметров, его характерной особенностью являются чуть изогнутый однолезвийный клинок и также изогнутая рукоять.

Изготовлением двуручных боевых и парадных мечей издавна славились бирманские ремесленники. Великолепным образцом дахей может служить меч начала 20 века, представленный в постоянной экспозиции Государственного музея Востока. Выполненный из хорошей стали заостренный клинок имеет выкованный по всей его длине желобок-дол, а по краю обуха проходит узкая полоса таушированного узора с небольшой надписью, где среди еще нерасшифрованных знаков ясно прочитывается слово «Янгон». Это название столицы Мьянмы, и, возможно, здесь указано место изготовления меча, но в любом случае, оно имеет символический подтекст, поскольку Янгон по-бирмански значит «конец врагам». Очень красива наборная всадная рукоять дахей, центральная часть которой сделана из гладко отполированной слоновой кости, украшенной двумя полосами резного орнамента. Кольца эфеса и навершие рукояти имеют серебряные обкладки, чеканные узоры которых содержат типично бирманские элементы. Это крупные лианообразные кольца растительного орнамента и помещенная в многолепестковый медальон фигура фантастического льва чинтэ -животного-охранителя, символа мощи, доблести и бесстрашия. Наконечник рукояти сделан в виде стилизованного бутона лотоса, служащего знаком чистоты и праведности помыслов. Сходные мотивы использованы и при чеканке металлического прибора бамбуковых, покрытых черным лаком, ножен. 

Среди образцов бирманского оружия, хранящегося в музее Востока, особое внимание привлекает набор из трех да: одного длинного (79 см в ножнах) и двух коротких (50 и 52 см), имеющих почти идентичные формы и украшения. На их клинках, выкованных из низкоуглеродистой стали, -широкие полосы узоров, выполненных в технике насечки белым металлом по вороненой поверхности, что является довольно характерным методом для декорировки бирманских мечей и кинжалов 19-20 веков. Узоры содержат небольшие фрагменты растительного орнамента и сюжетные композиции из сидящих парами мужских фигур, дополненных надписями. На длинном да с одной стороны напи сано «совет» и «срубание ста [стеблей] бамбука», на другой – «отправление Малейка к пруду» и «рождение государевых сыновей». На коротких мечах помещено по одной сцене с каждой стороны – «совет» и «рождение сыновей».
Несмотря на миниатюрность изображений, можно рассмотреть, что мужчины одеты в пышные придворные костюмы, а на голове у них небольшие шапочки гаунбаун – национальные головные уборы. Ясно различим персонаж, держащий за плечами меч, чуть приподняв его, словно приготовившись срубить находящийся перед ним бамбуковый стебель. Миниатюрные композиции выполнены в традиционном стиле «дворцовых сцен». Важно с функциональной точки зрения и то, что фигурки мужчин, изображенные в ближайших к острию клинка сценах, расположены приблизительно в центре удара, то есть в той точке лезвия, которой наносятся наиболее глубокие, поражающие противника раны.
И еще одна любопытная деталь: у основания клинков да с двух сторон помещена надпись «Маха Бандула», которая и позволила идентифицировать сюжетные сцены. Бандула – персонаж одной из буддийских легенд, входящих в священные тексты. Живший во времена Будды, этот необыкновенной силы человек однажды во время состязаний совершил невероятное: одним взмахом меча разрубил подброшенную в воздух связку из ста бамбуковых стеблей, в каждый из которых был вставлен железный прут.
Присутствующий при этом государь царства Косала пригласил богатыря на службу, назначив главнокомандующим своей армии. Бандула вскоре женился на девушке по имени Малейка. Однако его жена была бесплодна до тех пор, пока по совету самого Будды не искупалась в чудесном пруду. После этого она родила двух мальчиков-близнецов и затем еще 30 сыновей. Именно эти эпизоды истории и запечатлены на клинках да. В средневековой Мьянме имя «Маха Бандула» стало нарицательным. Титулом Бандула нарекались талантливые офицеры и полководцы, и самый известный из них – генерал Тэдоу Тудома, прославившийся во время первой англо-бирманской войны 1824-1825 годов и вошедший в историю под именем Маха Бандулы (1782-1825).

Под знаменем Маха Бандулы отряды бирманцев сражались во время второй англо-бирманской войны {1852-1853), а после окончательного завоевания страны в 1885 году и включения ее в состав Британской колониальной империи имя генерала Бандулы стало одним из символов национально-освободительного движения. После получения в 1948 году независимости, в его честь были названы площадь и одна из улиц Янгона.
Интерес европейцев к бирманскому холодному оружию возник еще в 19 веке, хотя серьезных работ по этой теме до сих пор не создано. Отмечая многообразие форм да, исследователи обычно классифицируют их на две группы: утилитарно-бытовое оружие и боевые мечи. К первой категории относятся различные хозяйственные ножи, как, например, да-мао – короткий нож с изогнутой рукоятью и изогнутым клинком, дахии – небольшой нож для надрезов на деревьях, используемый обычнодля добывания смолы, идущей на изготовление лаков. В крестьянской среде встречается также дама – длинный нож типа мачете, получивший название по форме земельной собственности, поскольку лезвием такого ножа проводили линии, отмечавшие границы земельного надела. У качинов распространен да с прямым, чуть расширяющимся и почти квадратным на конце клинком длиной 35-38 см и рукоятью, сделанной обычно из корней бамбука, тика или эбенового дерева и искусно обмотанной побегами ротанга. Это оружие применяют при строительстве жилищ, рубке леса, им режут мясо, убивают змей, выкапывают лунки и борозды для посевов семян и клубней сельскохозяйственных растений, но могут использовать и как боевой меч. Его носят в бамбуковых ножнах, открытых с одной стороны, подвешенных на талии на ремне такой длины, чтобы можно было быстро выхватить меч и нанести удар. Именно этот тип да больше всего напоминает мачете, который был принят на вооружение в английских и американских войсках, воевавших во время второй мировой войны в Мьянме. По воспоминаниям участников войны, многие солдаты этих войск укорачивали свои 18-дюймовые мачете на четыре дюйма, чтобы они походили на местные да -оружие, более удобное и эффективное в тропических джунглях. Не были обойдены вниманием и боевые качества бирманских мечей. И качинские да с тупым концом, и остроконечные мечи шанских народностей, и распространенные у некоторых племен нага узколезвийные да, отличаются острыми как бритва, лезвиями и довольно массивными и длинными рукоятями. Кроме того, они достаточно тяжелы, и требуется большое искусство при обращении с этим оружием.

Между тем, как отмечал служивший в американском подразделении в Мьянме Ричард Данлоп, бирманский воин мог в мгновение ока одним ударом разрубить человека пополам. При этом разрез делался только от правого плеча клевой ступне, или наоборот, так как иное направление удара могло привести к тому, что меч переворачивался в руке. С широким применением в ХХ-ом столетии огнестрельного оружия (а в Мьянме оно известно с 14 века) роль да как боевых мечей практически сошла на нет. Как раритеты хранятся ныне в музеях и частных коллекциях овеянные боевой славой мечи мьянманских генералов и окутанные магической аурой легенд королевские регалии и парадное оружие. Свою значимость мечи сохраняют, пожалуй, лишь в традиционных видах боевых искусств, интерес к которым в стране за последние десятилетия сильно возрос. Но это уже отдельная тема из истории холодного оружия Мьянмы.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.