Калашников and SOLINGEN

Сказать в Германии «Золинген» -примерно то же самое, что сказать в России «Златоуст». Всем все сразу понятно! Сталь, ножи, клинки… История фирмы «Бёккер» насчитывает несколько поколений. Ее основатель – Генрих Бёккер, родом из Ремшайда, города-близнеца Золингена.

Семья Бёккер активно занималась производством и экспортом инструментов и клинков. Но дело не приносило больших прибылей, и на семейном совете было решено отправить Генриха в Золинген, чтобы наладить и там выпуск ножей. До сих пор одно предприятие и старый офис компании «Бёккер» находится в Ремшайде, а второе- в Золингене, фирма же остается единой. В 1997 на прежней территории было построено новое здание – фирма владеет довольно обширным участком земли. Производство ножей при возведении современного корпуса не останавливалось. Переехали туда в 1999 году, а старое строение было снесено.

Мастер-сборщик ножей «Калашников» г-н Хайнс Шутте (слева) и г-н Эрнст Феликс.

Очень важно, считает нынешний владелец фирмы Эрнст Феликс, размещать надпись Solingen на всей продукции компании «Бёккер» – из-за давнишней хорошей репутации, какую имеет имя города. Сейчас в Золингене на «Бёккере» работают 120 человек. Это, конечно, не очень много, но и не мало. Есть среди них и пять русскоговорящих сотрудников. Эрнст Феликс ими доволен. Они помогают ему связываться с московскими клиентами – сам он не знает по-русски ни слова. На фирме создан собственный отдел дизайна и инжиниринга. Содержать его дорого, но крайне необходимо, потому что бизнес питается от идей его сотрудников и новых изделий для коллекционеров. А они, между прочим, способны собирать гораздо больше ножей, чем обыкновенный покупатель использует за всю свою жизнь.

— Господин Феликс, как вы стали владельцем компании «Бёккер»?

— Я потерял отца во время Второй Мировой войны. Немецкий офицер в звании адъютанта генерала, он погиб в Эстонии в 1944 году. Молодая вдова Далишоу – моя мать – вышла замуж во второй раз за господина Феликса, владельца завода по производству ножей в Золингене. Семья Феликсов занималась производствам ножей уже в пятом поколении, и мне предстояло продолжить их дело -клинковое производство. В то время предмет моих интересов составляли еще и складные перочинные ножи. В 1974-м я получил в компании «Бёккер» должность главного менеджера. Затем в 1980 году был подписан договор о том, что в два этапа по истечении периода в десять лет я становлюсь владельцем «Бёккер». Итак, начиная с 1990 года, я являюсь полноправным хозяином компании.


— Каково ваше мнение о перенасыщении мирового рынка ножами?

— Все зависит от того, на какую часть земного шара посмотреть. На самом деле тот факт, что больше не существует барьеров между рынками и производителями, можно считать положительным. Хотя появление всемирной конкуренции, безусловно, заметно сказалось на моем собственном предприятии в Германии. Торговля ножами теперь происходит не только в Золингене, с его невероятной известностью в клинковом бизнесе. Ведь в своем роде это единственный по объему производственных мощностей производитель складных и охотничьих ножей! И если в Англии продажи ножей значительно упали, то в Италии и Франции сложился устойчиво растущий рынок ножей. Ну и, конечно, на Дальнем Востоке много фирм-проиэводителей существенно увеличили выпуск ножей. Чрезвычайно силен в этой области Тайвань, а теперь и Китай. Там отлично выполняют копии или подделки немецких производителей, но и свои ножи хорошего качества тоже делают. Появление на региональных рынках новых товаров из новых стран и лучшего, чем им удавалось достигать прежде, качества бросает профессиональный вызов производителям из Зслингена.

— На какие страны фирма «Бёккер» распространяет свои интересы?

— Ножи «Бёккер» производятся не только в их родном городе Золинген в Германии, но и в самых разных странах. Давние профессиональные традиции связывают фирму с Южной Америкой – Чили, Аргентиной и Мексикой. Когда я только начал работать на «Бёккере», туда из Германии нельзя было легально отправить никакие товары, потому что рынок был закрытым – пришлось бы действовать контрабандно, чего делать не хотелось. «Бёккер» теряла признание и известность марки в регионе. Тогда-то я воспользовался случаем и приобрел совместно с аргентинским партнером, своим многолетним знакомым, предприятие по выпуску ножей, о котором знал давно. Производство это разорилось, люди остались без работы, здание фирмы стояло запертым, с законсервированными станками, готовыми приступить к работе. Так в 1983 году у фирмы «Бёккер» появилось отделение в Аргентине. В Буэнос-Айресе трудится всего 30 человек. Эту маленькую производственную мощность «Бёккер» использует для бизнеса в США и Европе. Здесь у немецкой фирмы появляется преимущество в ценовой политике, что связано с более дешевой рабочей силой, а также очень высоким стандартом качества ножей, произведенных в Аргентине. Эти особенности способствуют продвижению продукции «Бёккер», произведенной в Аргентине, и на мировом рынке.


— Господин Феликс, расскажите о последних тенденциях в мире ножей.

-Во многих станах коллекционирование ножей становится все более популярным. На эту ситуацию заметно повлиял опять-таки американский рынок. В самой же Германии экономическое положение в текущем году заметно ухудшилось, и покупательная способность потребительских и инвестиционных товаров ослабла. Я надеюсь, что этот негативный период развития будет в ближайшем будущем преодолен. Есть и еще один момент. В Германии намечался тренд на запрещение многих ножей, против чего активно выступали представители клинковой промышленности, а теперь политические деятели, принимающие новые законы, прислушиваются к нашим аргументам. Производство ножей в Германии строго регламентировано законом, с чем на фирме «Бёккер» полностью согласны.
Среди различных направлений в клинковой промышленности стран Западной Европы и Дальнего Востока есть разработки ножей в стиле «фэн-тези». Они отличаются богатым декоративным дизайном, золотым или серебряным покрытием и необычной формой клинка. Эти ножи не имеют практических функций, они предназначены для людей более молодого поколения, которые предпочитают именно такое оформление.

С 1979 года «Бёккер» выпускает ежегодно коллекционные серии ножей различных моделей из 990 экземпляров, с лезвиями дамасской стали. Эти ножи с серийным идентификационным номером пользуются у ценителей устойчивым спросом с 1980 года. Ножи, производимые для американского рынка, оснащаются лезвием, изготавливаемым из высокоуглеродистой стали. «Бёккер» работает со всевозможными серьезными видами стали, которые только существуют, а также предлагает покупателям титановые и керамические ножи.


— Расскажите, пожалуйста, о сотрудничестве вашей фирмы с Михаилом Тимофеевичем Калашниковым.

— Недавно совладелец фирмы «Бёккер», бизнесмен из Золингена, узнав, что русский конструктор, генерал Михаил Тимофеевич Калашников, до сих пор жив, выступил с деловым предложением. Разыскать самого изобретателя, встретиться с ним лично и найти возможность сделать его имя еше более популярным – через рекламу всевозможной продукции. Ведь «Калашников» – такой же знаменитый бренд, как, например, Coca-Cola. Если угодно, то это пример западного капитализма, причем в лучшем его проявлении. А когда мой сын услышал про эту затею, то сразуже заявил, что надо делать ножи, часы и фонари под именем «Калашников». Сказано -сделано. «Бёккер» заключили контракт с фирмой, в которую входят Михаил Калашников и его внук Игорь Красневский. Таким образом, фирма «Бёккер» первой и очень быстро выпустила продукцию под русским именем Калашникова. И теперь пытается заняться и другими товарами под этим же брендом – например, зонтами. Немцы считают, что это название хорошо подходит для изделий широкого потребления. Владелец фирмы полагает, что у «Бёккера» сейчас хватает перспективных идей и разработок дизайна продукции для стабильного развития. Философия компании «Бёккер» по-немецки точна и ясна. Фирма должна концентрировать свои силы и стараться быть лучше конкурентов. У компании известное имя, и под ее торговой маркой производители могут продавать свою продукцию за вполне прибыльную цену.


Эрнст Феликс не из тех, кто жалуется на трудности, на более низкие цены некоторых конкурентов и так далее, и тому подобное. Он выступает в поддержку открытого рынка и открытой конкуренции. В этом году его больше всего заботят проблемы, связанные с пошатнувшейся немецкой экономикой и ослаблением доллара. Но теперь в офисе компании рядом с ним работает сын, и Эрнст Феликс надеется, что их «Бёккер» преодолеет все трудности.
P.S. Эрнст Феликс-Далишоу родился в 1939. Отец его погиб на фронте в 1944-м. Единственное, что осталось от тех лет – старые фотографии. В нашей беседе с ним промышленник неожиданно признается, что производство ножей помогает ему сохранить память об отце.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.